Главная страница

Поиск по названию:


Телефон зазвонил требовательно и нагло. Игорь посмотрел на него презрительно и решил, что ни за что не снимет трубку




Скачать 87.17 Kb.
PDF просмотр
НазваниеТелефон зазвонил требовательно и нагло. Игорь посмотрел на него презрительно и решил, что ни за что не снимет трубку
Дата конвертации17.01.2013
Размер87.17 Kb.
ТипДокументы
Телефон зазвонил требовательно и нагло. Игорь
посмотрел на него презрительно и решил, что ни за
что не снимет трубку.
Он ест! И никого не желает сейчас ни видеть, ни
слышать! Вот ему в данный момент абсолютно ни-
кто не нужен. А если он сам кому-то срочно понадо-
бился, так это, собственно, не его проблемы.
Плов удался. И это здорово! Его всегда радова-
ли такие, казалось бы, мелочи, как удачно приготов-
ленный ужин или, к примеру, хрустящее от мороза
белоснежное белье.
Какое оголтелое мещанство! Скорее всего,
именно так выразился бы его так называемый друг
Толик.
И наоборот, подгоревший бифштекс мог испор-
тить Игорю настроение на весь оставшийся вечер —
он злился и раздражался после этого по любому са-
мому ничтожному поводу и ничегошеньки не мог с
собой поделать. Да не особенно Игорь и пытался,
если честно. Брюзжал в свое удовольствие! Вот та-
кой он персонаж! Отрицательный! С гадким, нетер-
пимым характером! Ха! Кому не нравится, можете
отойти в сторонку! Он никого не приглашал!
5

Марина Алексеева
Плов был действительно изумительный! Настоя-
щий — узбекский! Искусству правильно его гото-
вить Игоря научил Алишер — случайный собутыль-
ник, с которым они — было дело! — несколько лет
назад напились до нечеловеческого состояния в Из-
майловском парке.
Игорь заливал в тот день свое горе — расстава-
ние с третьей женой, вернее, не с ней самой кон-
кретно, а с мебелью, вещами и всем мало-мальски
ценным, что имелось в их квартире. С совместно на-
житым имуществом он прощался, если выражаться
буквально, без излишней лирики...
Она вывезла все! Все — это не «красное слов-
цо», а сухая констатация факта! У Игоря не осталось
даже полотенца, чтобы вытереть лицо после того,
как он умылся холодной водой, чтобы прийти в себя
от нависших над ним голых стен с уродливо торча-
щими гвоздями, на которых что-то висело и радова-
ло глаз еще утром...
Третья жена не смогла вывезти только громозд-
кую, давно вышедшую из моды «стенку», которую
Игорь все никак не мог собраться поменять на что-
нибудь поприличнее. Ленка оставила ее, скорее все-
го, лишь потому, что в обычном виде загрузить
«стенку» в машину было невозможно, а разобрать
быстро не получилось.
Игорь вышел утром из своей любимой и уютной
квартиры, где каждая вещь и вещица имели свой
смысл и значение. Все в его доме дышало и жило,
потому что он нежно любил свой дом, и тот отвечал
6

П О Л Ю Б И Т Е
Э Г О И С Т А
ему взаимностью. Ничего лишнего и случайного в
его квартире не существовало. Там царил абсолют-
ный рационализм. Любая мелочь должна была вы-
полнять свои функции и выбиралась не спеша, при-
дирчиво, как и жена, — для долгой совместной жизни.
Правда, как выяснилось на практике, вещи по-
рой находятся рядом гораздо дольше часто меняю-
щихся спутниц. Например, очень удобная и любимая
соковыжималка для цитрусовых уже лет девять ис-
правно служит ему, а жен за почти такой же отрезок
времени сменилось... не ошибиться бы в подсче-
тах... Целых три! И это только так называемых офи-
циальных, с которыми он до ЗАГСа дошел. А тех, с
которыми не успел, вовремя одумался, и подсчиты-
вать смысла никакого нет.
Вот такая у него философия.
Поэтому, наверное, Игорь и относился к своим
вещам, как могло показаться со стороны, излишне
щепетильно и заботливо, а на самом деле — просто
с душой! Он был твердо уверен, что и дом со всеми
«живущими» в нем мелочами тоже любит своего хо-
зяина — его, Игоря.
Вернее, никакой это был не дом, а «всего лишь»
четырехкомнатная квартира в добротном «сталин-
ском здании», доставшаяся ему в наследство от ба-
бушки. Но Игорь предпочитал гордое и значимое —
ДОМ!
Что интересно, даже бардак, возникающий то
там, то тут, был у него особенный — не беспорядоч-
ный, а как бы завершенный и совсем не случайный,
7

Марина Алексеева
а еще — очень похожий на самого Игоря, — как
будто вещи продуманно лежали на своих единствен-
но возможных местах, воплощая собой необычное
дизайнерское решение.
«Вот я какой! Не то что вы все — серые и ба-
нальные! Я — бардак! Но я лучше вас — чистень-
ких! Потому что мне нет никакого дела до чьего-то
там обывательского мнения! Я — сам по себе —
бардак! И в этом мой смысл! Вэтом и есть мой по-
рядок!» — высокомерно нашептывал кто-то невиди-
мый в доме Игоря. Или это только слышалось всем,
кто в него приходил?..
Вдом, который неизменно был теплым, уютным
и обволакивающим любовью, словно невесомый пу-
шистый пуховый платок, но... только для своего
единственного обитателя, и ни для кого больше! Как
злой и опасный для посторонних пес, превращаю-
щийся в милого, ручного и ласкового щенка рядом
со своим хозяином, безжалостно вонзает зубы в ка-
ждого, подошедшего к нему недопустимо близко...
Составляющей художественного беспорядка яв-
лялись, например, разбросанные по кухонному сто-
лу помидоры, которые Игорь высыпал прямо из па-
кета и не стал по непонятным причинам убирать в
холодильник. Помидоры валялись с очень независи-
мым и надменным видом. Красные, толстощекие,
словно надутые изнутри! Ух, какие! И как у них это
только получалось — так держать лицо?!!
Две головки чеснока, с чувством собственного
достоинства восседающие на подоконнике около
8

П О Л Ю Б И Т Е
Э Г О И С Т А
горшка с экзотическим кактусом, мыслили анало-
гично — они тоже находились на своем месте не
случайно.
И помидоры, и чеснок, и многие другие мелочи
вносили в обстановку Игоря неповторимый колорит,
дух жизни и уюта. Странно, но на чьей-нибудь дру-
гой кухне у них бы это не получилось. Влюбой
обычной квартире они были бы прозаично и неакку-
ратно валяющимися овощами, предназначенными
всего лишь для того, чтобы их съесть, и которых
просто забыли вовремя убрать. От чего они немед-
ленно начали бы портиться и гнить...
Игорь же любил вот так — вроде бы небрежно и
случайно — оставить овощи, чтобы любоваться их
налитыми спелыми боками, слышать их дыхание,
ощущать их тепло и жизненную силу... Он на самом
деле слышал и ощущал!
К выбору овощей Игорь подходил настолько
трепетно, что странно было видеть, как он их все-та-
ки в конце концов ест. Это казалось уже кощунст-
вом после того, как Игорь трогал их — нежно, как
живых, гладил, нюхал, разглядывал и, может быть,
даже разговаривал с ними — тихонечко, если никто
не слышал. Выбирая таким образом овощи и фрукты,
да и вообще, любые продукты, — чувствуя их! —
Игорь никогда не ошибался. Он мог купить невзрач-
ные на вид яблоки, оказавшиеся потом на вкус див-
ными и невероятно сочными. Или персики — криво-
ватые и вроде бы с «бочками», но стоило лишь их
9

Марина Алексеева
попробовать, и выяснялось, что они сладкие и са-
харные, как мед!
Так что неудивительно, почему помидоры и чес-
нок, якобы случайно забытые на его кухне, вели се-
бя столь нескромно. Вызывающе высокомерно! На-
хально и чванливо! Пыжились изо всех сил — вот
такие они! — особенные! Самые лучшие и не похо-
жие на других! Как и их хозяин! Впрочем, им нет
никакого дела до кого-либо, кроме себя, так же, как
и Игорю. И нет на кухне никакого бардака! А что
есть? Экспромтом сотворенное художественное про-
изведение — кусочек жизни! Почему? Потому что
ало-пурпурное изумительно смотрится на светло-зе-
леной скатерти. А чуть расшелушившиеся головки
чеснока на подоконнике создают колорит волшеб-
ной сказки — про леших и домовых...
Игорь был способен понять очень многое. Почти
все. Кроме того, как можно вывезти из дома, где
живет человек, последние ложки — все, до еди-
ной! — так, что и чай размешать нечем. Кстати, и не
в чем... Чашки тоже не осталось ни одной...
Решение о разводе с третьей женой принима-
лось тяжело. Игорь так обычно и говорил — третья
жена. Это было проще, чем называть ее Ленкой.
Слишком много для него когда-то значило это имя.
А «третья жена» звучало сухо и отстраненно, как
будто не о Ленке шла речь, а о ком-то другом, не
имеющем к нему никакого отношения...
Очень чувствительно оказалось резать по живо-
му... Можно было бы уже привыкнуть и не рвать ду-
10

П О Л Ю Б И Т Е
Э Г О И С Т А
шу, не расстраиваться по таким мелочам особенно
сильно. Женился! Развелся! Снова женился! Снова
развелся! Дело-то, как говорится, житейское! Но
как-то так неосторожно и совсем незаметно получи-
лось, что Ленка стала любимая... Единственная на
Земле... Особенная... Несмотря на то, что третья...
Это если считать настоящих жен... А что уж го-
ворить о неисчислимых гражданских...
Но таков менталитет нашего общества. Если
брак зарегистрирован — это БРАК (с большой бук-
вы!), а если нет, то так — баловство, да и только...
Поэтому Игорь, как истинный представитель
этого несовершенного общества, вел подсчет только
настоящих — официальных жен.
Воспоминания о первой супруге остались дале-
ко-далеко — где-то в студенческой юности. Как буд-
то и не в его жизни вовсе, а в чьей-то чужой, прочи-
танной или кем-то рассказанной...
Именно тогда Игорь и совершил свой первый
по-настоящему глупый поступок.
Молодо-зелено! Иначе не скажешь...
Пили тогда много и часто, а если выражаться
точнее, без излишней деликатности — пили почти
всегда. Не до скотского состояния, конечно, а для
драйва, так сказать, для полета души! Шальная, лег-
комысленная юность! Она щедро даруется каждому
и... у каждого безжалостно отнимается...
Вперерывах между загулами кое-как сдавали
сессию, вызубрив за две-три ночи все, что нужно
было кропотливо изучать в течение целого семестра...
11

Марина Алексеева
Компания сложилась веселая и заводная. И сек-
са хотелось постоянно, практически круглосуточно.
И, как ни безнравственно это звучит, было совер-
шенно без разницы, с кем именно заниматься этим
самым вожделенным сексом... Что уж тут приукра-
шивать... А Светка была рядом, мелькала без пере-
рыва перед глазами — красивая, длинноногая и не-
возможно аппетитная! И спать с ней было здорово!
Отчего бы не жениться? С практической целью —
чтобы постоянно под боком находилась? Или, лучше
сказать, под рукой? Захотел, а Светка вот она — ря-
дышком! Удобно!
Игорь и женился. Не особенно размышляя о
том, подходят ли они со Светой друг другу для дол-
гой совместной жизни. А кто в двадцать лет об этом
думает? Да почти никто!
Она любила его, наверное... Хотя теперь уже и
не разберешься... Конспекты Света исправно строчи-
ла за двоих — свои собственные на лекциях, а по-
том еще и для Игоря у его сокурсников старательно
переписывала все, что было ему необходимо. Нет,
скорее всего, все же любила... Вот он ни для кого
ничего не переписывал. Никогда.
Но они были так глупы! Так бесшабашны! И вся
жизнь была впереди — маячила размытыми заман-
чивыми далями, тянула и звала, как мираж в пустыне!
Светка же ко всему прочему начала надоедать...
Игорю хотелось ее уже не так сильно, как, на-
пример, черноглазую, грудастую Любку с первого
12

П О Л Ю Б И Т Е
Э Г О И С Т А
курса. И многих других тоже, пусть даже не таких
шикарных, как Любка... Главное, чтобы разных.
Начали ругаться, даже подрались пару раз — не
всерьез, а так... порезвились слегка... Тарелками по-
швырялись. Игорь, когда кидал, старался в Светку
не попасть, а она, наоборот, целилась, но он увора-
чивался. Ловкий был, спортивный — что ему какие-
то там Светкины тарелки!
Развелись они быстро. И забыли о том, что бы-
ли женаты на следующее же — ура! — свободное
утро!
...Игорь уже в то время сделал мудрый вывод о
том, что жениться — это, наверное, глупо. Зачем
связывать себя, если все равно разводиться придет-
ся? Он благоразумно решил, что попробует от таких
бессмысленных поступков в дальнейшем воздер-
жаться. Это оказалось делом непростым, потому что
все поголовно девушки, с которыми он встречался,
почему-то желали выйти за него замуж. Каждая из
них навязчиво убеждала Игоря в неизбежности ог-
ромного счастья, которое немедленно наступит, как
только он сходит с ней в ЗАГС, и добивалась этого
всеми доступными способами. Так что устоять ему
было сложно...
Надо справедливо отметить — Игорь держался!
Он уже тогда был расчетлив и начисто лишен таких
глупых качеств, как романтичность и сентименталь-
ность. Секс сексом, куда без него, родимого?! — а
голова должна оставаться трезвой!
13

Марина Алексеева
Второй раз он женился по расчету. Прогресс в
развитии личности налицо!
Танин папаша представлял собой большую
шишку, и не воспользоваться этим показалось Иго-
рю глупостью. Времена стояли советские — застой-
ные, когда пробиться можно было только по зна-
комству, и Игорь, заканчивающий к тому времени
институт, благоразумно посчитал, что с Танькиным
папашей сделать это будет проще. Тем более, что
Танька была вполне ничего — хорошенькая. И за-
муж хотела! За него! Сама предложила, между про-
чим... Хотела — пожалуйста! — получи мужа! Ра-
дуйся теперь, если сможешь, конечно...
Игорь честно пытался исполнять роль супруга —
приходил с новой, подобранной тестем работы поч-
ти всегда вовремя. Ввыходные занимался хозяйст-
вом — ездил на рынок за продуктами и даже сам
готовил. Он всегда любил экспериментировать на
кухне. А самое главное — Игорь Таньке почти не из-
менял!
Вот какой он был муж! Образцово-показатель-
ный!
Правда, недолго...
Надоела ему Танька, как и первая жена, очень
быстро. Скучная она оказалась и неинтересная...
Без огонька. Просто милая, домашняя и добрая.
Как она не родила за год так называемого семейно-
го счастья, Игорь не понял. Повезло! Если бы Тань-
ка забеременела, все сложилось бы иначе, не так
14

П О Л Ю Б И Т Е
Э Г О И С Т А
просто. При таком сложном раскладе он бы, навер-
ное, не смог вот так... так запросто расстаться с ней...
За этот год Игорь сделал неплохую карьеру —
прочно зацепился за свою должность в неком госу-
дарственном учреждении, занимающемся строитель-
ством мостов в Москве и в области, и даже выгрыз
себе повышение, удачно провернув многоходовую
комбинацию по налаживанию контактов с начальст-
вом. Справедливо сказать, что двигался по служеб-
ной лестнице Игорь не только посредством интриг и
подстав. Голова у него была светлая, ум цепкий.
Всоответствии с реальностью того времени без ин-
триг обойтись было просто невозможно. Существо-
вали неписаные правила игры, которые требовалось
соблюдать, — и только! Если ты благородный чис-
топлюй — именно так отзывался о неудачниках са-
моуверенный Игорь, — то сиди себе на своем месте
и не высовывайся! — никому ты со своими принци-
пами не понадобишься! Игорь же был нужен! Всем
и всегда! Он умел быть необходимым! И делал это
виртуозно — изящно и без унижений. Это настоя-
щее искусство — льстить, не теряя своего лица, со-
храняя уважение к себе. Унижаясь, не унижаться!
Мало у кого это получается...
У него получалось. С блеском! Как и многие
другие вещи...
Прочно усевшись на тепленьком местечке, Игорь
понял, что Танькин папа ему больше не нужен. По-
этому и присутствие Таньки в его жизни тоже стало
неактуальным. Да и надоела она со своим бесконеч-
15

Марина Алексеева
ным вязанием и байковыми ночнушками — непре-
менно с зайчиками или мишками! — так, что даже
раздражать перестала. Игорь просто не замечал ее
больше...
Второй развод был немного болезненнее — все-
сильный папа пытался защитить свою девочку и
подпортить Игорю жизнь. Просто так — из вредно-
сти! Ведь делить им было, по большому счету, нечего.
Папаша погрозил, погрозил, да и отстал. Махнул
рукой...
После этого Игорь решил, что жениться больше
не будет! Что он, глупый, что ли? Жизнь его учит,
учит... А он?
Но... Прошло восемь лет. И оказалось, что он
все-таки не так умен, как надеялся! Потому что
Игорь впервые в жизни влюбился — по-настояще-
му! Как-то так получилось, что потерял весь свой
здравый смысл заодно с железными принципами.
Лена была молода и красива. Впрочем, это есте-
ственно. Вдругую бы Игорь не влюбился. У него
должно быть все самое лучшее! И никак иначе! Это
аксиома.
Но, что интересно, сразила его Лена не яркой,
режущей глаз красотой — глянцевой, на которую
мужчины слетаются стаями, как безмозглые мо-
тыльки на горячую лампу, а обычной — милой и
земной. Она была просто очень симпатичной дев-
чушкой.
Как все это могло случиться? С ним? Игорь бук-
вально сошел с ума. Он решил, что вот оно — на-
16

П О Л Ю Б И Т Е
Э Г О И С Т А
стоящее! Пришло! Ворвалось в его жизнь! И с чего
он это взял, спрашивается?
И Игорь снова совершил самое страшное, что
можно было сделать, — вступил в законный брак.
Третий раз на одни и те же грабли — вот как это на-
зывается!
Лена была первой и последней из женщин, кото-
рой он отдавал всего себя — без остатка, ничего не
приберегая и не утаивая. Опекал, заботился, учил
уму-разуму — молодая, несмышленая, как не по-
учить! — баловал, тратил на нее деньги... Любил,
одним словом... Даже был верен! Ленке Игорь не
изменял совсем! Сам удивлялся! Оказывается, когда
любишь, то и не тянет особенно. Да и время сдела-
ло свое дело — не хотелось уже совершать никаких
подвигов с такой страшной силой, как в восемна-
дцать лет. Он возмужал, заматерел, научился себя
контролировать — перебесился, как метко говорят в
народе.
Игорь был счастлив со своей третьей женой. Но
опять недолго.
Как выяснилось, он, вдоволь насладившись сво-
бодными и разнообразными отношениями, в конце
концов остепенился, а Лена — нет. Не нагулялась —
только и всего! Все оказалось скучно и неориги-
нально. Но именно так и бывает в жизни! Вроде и
банально, но когда это происходит с тобой, то со-
всем таковым не представляется...
Изменила Ленка особенно подло — с другом.
Больше не с кем было, что ли? Ведь и не по любви
17

Марина Алексеева
даже, а так — развлечься, побаловаться. У Игоря
получилось, как в известной песне — был друг, была
жена. А потом — одним махом! — ни друга, ни жены!
Оказалось, что нет ничего хуже, чем увидеть
свою родную, обожаемую жену в собственной по-
стели с другом, которого любил и ценил, с которым
пил и говорил за жизнь, к которому приезжал в лю-
бое время суток, если на душе вдруг оказывалось
паршиво, и который был, как Игорь наивно полагал,
опорой и поддержкой...
Тяжело потерять все в один миг, без подготов-
ки! И как же, черт побери, все это дурно пахнет!
Добило его то, что Ленка даже белье постельное
не поменяла. Как было утром, когда Игорь собирал-
ся на работу, — сиреневое в зеленых разводах, —
так и осталось... Интересно, если бы он пришел поз-
же и ничего не узнал, то вечером спокойненько
улегся бы на нем спать?!! Игорь старался об этом
не думать. Потому что это было опасно для окру-
жающих. Если кто-нибудь неудачно подвернулся бы
под его горячую руку — мог бы нешуточно постра-
дать...
Ничего же не осталось! Все, что было дорого,
рассыпалось в прах! Зачем жить, если не для кого?
Должно же быть хоть что-то — светлое и родное, —
ради чего стоит расшибаться в лепешку, делать карь-
еру, зарабатывать деньги. Не для себя же! Для себя
скучно...
Игорь думал, что потерял в тот день все, что
возможно, — максимум. Но оказалось, что он оши-
18

П О Л Ю Б И Т Е
Э Г О И С Т А
бался. Он лишился только жены, друга, любви, веры
и надежды, а имущество — все, включая вилки,
ложки, и полотенца, — еще оставалось в наличии...
Фигня! Барахло! Это ерунда по сравнению со
всем остальным, что с ним случилось. Но Игорь и
представить себе не мог, что с ним может приклю-
читься такая невероятная вещь — оказаться сначала
преданным, а потом еще обманутым и униженным.
Для полноты ощущений — чтобы мало не показа-
лось!
Когда он уходил утром, благородно предупредив
Ленку, что вернется только к вечеру и она может
спокойно собрать и увезти все свои вещи и общие
тоже может, те, которые ей нужны, — пополам, по
справедливости, — он еще не знал, как это будет —
войти в свой любимый дом и увидеть ободранные
стены... Как унизительно не найти ни одной ложки и
ни одной чашки... Игорь напился тогда, наливая
водку в баночку из-под майонеза — врожденная
склонность к аккуратности и порядку не позволила
ему делать это прямо из бутылки. Он валялся ночью
на голом, холодном полу и скулил — выл от злости,
от обиды и отвращения к себе самому и ко всему,
что его окружало, — сиротливые, ободранные стены
растерзанного и оскверненного дома...
Игорь приходил в себя долго, оттаивал по кусоч-
ку. Жизнь пришлось начинать сначала не только в
переносном, но и в прямом — бытовом смысле. Он
бесился и ненавидел себя, когда покупал новые по-
душки, посуду, одеяла, полотенца, — как можно бы-
19

Марина Алексеева
ло так вляпаться и оказаться таким идиотом! Лохом
позорным! Его просто кинули... Смириться с этим
фактом было абсолютно невозможно.
Игорь злился и сжимал зубы, когда покупал
кровать — надо же на чем-то спать... Называл себя
кретином и выбирал новый музыкальный центр...
И многое, многое другое...
Ленка забывалась с трудом. Слишком многое
она прихватила с собой. И ничего не оставила вза-
мен, кроме мерзких воспоминаний о сиреневом по-
стельном белье с зелеными разводами...
Игорь со временем обставил, конечно же, свою
квартиру! Кто бы сомневался! И она стала даже луч-
ше прежней! Еще бы! Как может быть иначе?! Но
вот вера с надеждой к нему так и не вернулись. Те,
жалкие и худосочные, что у него когда-то присутст-
вовали, ушли следом за Ленкой, а новые нигде не
продавались — не было таких магазинов...
Игорь и так по своей природе был расчетлив и
прагматичен, но теперь он стал циничен. И равноду-
шен. Он разучился жалеть и сострадать.
Один. Ему никто не нужен! Игорь тоже — нико-
му, но это здорово! Он ни за кого не отвечает и ни-
кому ничего не должен. Обязательств нет! Свобо-
ден! Счастлив! Счастлив?.. Ну да, кто бы сомневался!
Это оказалось удобно и легко — жить одному.
И без преданных друзей, как выяснилось, можно об-
ходиться совершенно без проблем. Запросто! Есть
приятели, существуют знакомые, всегда найдется, с
кем напиться (как показала практика, напиться все-
20

П О Л Ю Б И Т Е
Э Г О И С Т А
гда найдется с кем — закон жизни!) и поговорить
по душам, если возникнет такая надобность... А боль-
шего ему и не надо! Если те друзья, которые назы-
ваются настоящими, предают, причем делают это га-
денько и по мелочи, неужели, кроме Ленки, пере-
спать было не с кем? — то не следует их заводить.
Друг — предмет вторичной необходимости в отли-
чие от денег, к примеру...
Игорь провалялся тогда на голом полу пару су-
ток. Или больше? Точно сказать было сложно, пото-
му что выпил он столько, сколько не пил даже в са-
мые безответственные студенческие времена — в
худшие дни. Не простудился он и не заболел чем-
нибудь вроде воспаления легких только благодаря
ей, родимой! — водке. Не берет проспиртованного
человека никакая хворь.
Когда водка кончилась — неожиданно и как-то
вся разом! — он понял, что не может больше нахо-
диться в своей квартире. Не может — и все! Он сой-
дет с ума, если еще хоть пять минут будет созерцать
загнутый вопросительным знаком, сиротливо торча-
щий из потолка провод. Тот самый, который подсое-
динялся к люстре и позволял ей освещать уютную и
родную комнату мягким, нежным светом...
Эту люстру Игорь приволок из Турции. Приво-
лок, потому что на себе, то есть на собственном гор-
бу! Это было тяжело и неудобно. Помимо чемоданов
и сумок пришлось тащить громоздкую угловатую
коробку. Но он довез! И ничего не разбил! И пове-
сил люстру в своем доме. И она светила ему каж-
21

Марина Алексеева
дый день. А он любовался на нее исподтишка — то-
же каждый день!
Люстра была шикарная, очень оригинальная и
дорогущая — в загадочном, так любимом Игорем
восточном стиле, да вдобавок еще и ручной работы.
Она играла всевозможными цветами, отражая и пре-
ломляя свет многочисленными разноцветными стек-
лышками, и утверждала, позвякивая блестящими,
переливающимися подвесками, что жизнь прекрас-
на! Наверное, те, кто делал ее своими руками, опти-
мистично считали именно так и сумели вложить
свои чувства в работу, отдавая ей часть себя...
А теперь вместо нее, вместо волшебной люстры,
висел голый, закрученный провод! Видеть его Игорь
больше не мог. Не было сил смотреть на пыльную
полку, на которой стоял когда-то телефонный аппа-
рат — модный и бессовестно дорогой, с множест-
вом разнообразных функций. Игорь долго выбирал
его и очень гордился этим чудом техники. Теперь
чудо отсутствовало. Поэтому и связи с внешним ми-
ром тоже не было. Игорь даже позвонить никому не
мог.
Он выбежал тогда из квартиры и долго бесцель-
но слонялся по улицам, пока не забрел в Измайлов-
ский парк, где и встретил Алишера, который важно
и сосредоточено чинил и смазывал что-то одному
ему ведомое в карусельных механизмах.
Не то Игорь спросил у него зажигалку, не то, на-
оборот, — Алишер, — вспомнить это теперь уже не-
возможно. Но они не расставались несколько дней.
22

П О Л Ю Б И Т Е
Э Г О И С Т А
Пили, разговаривали, обсуждали все, что можно об-
судить, спорили и делились рецептами плова (вот
до чего дошло!)... Алишер умудрялся при этом еще
и работать. И как ему это удавалось? Как говорится,
восток — дело тонкое...
Игорь, привыкший к комфорту и ценящий пре-
выше всего собственный покой и уют, как ни стран-
но, прекрасно себя ощущал в маленькой убогой ка-
морке на драном, грязном матрасе, валявшемся
прямо на полу. Он толком и вспомнить потом не
мог, что делал, что ел, о чем рассказывал Алишеру,
что тот ему отвечал...
Все было как в тумане. Хотя почему в тумане?
Впьяном угаре это было! И именно поэтому драный
матрас не имел никакого значения — Игорь его про-
сто не видел! — падал, как подкошенный... Ему бы-
ло абсолютно без разницы, где спать и что есть...
А вот рецепт настоящего узбекского плова он
почему-то не забыл. Помнил железно все мельчай-
шие тонкости — на сколько именно минут следует
замачивать рис, и где его покупать, и в какой кон-
кретно момент добавлять соль и специи! Видимо, на
него нашло ни с того ни с сего временное просвет-
ление. Избирательна человеческая память, ничего
уж тут не скажешь...
Алишер стал для Игоря... Нет! Не другом! Дру-
зей у него больше не будет! Никогда! Тогда кем?
Приятелем? Исповедником? Собутыльником? Пси-
хотерапевтом? Мудрецом и советчиком? Все в од-
ном флаконе — очень удобно!..
23

Марина Алексеева
Нет, пожалуй, все это правильно и неправильно
одновременно. Алишер стал другом, но с одной —
со своей стороны. Он отдавал Игорю все, что мог,
искренно, преданно и нежно — так, как умеют де-
лать это только восточные люди. Они не способны
предать, если действительно возвели человека в
статус своих близких. Им проще — умереть! Пре-
дать — стыдно. Друг — это святое! Алишер был
именно таким — горячим, пылким и верным. Игорь
принял его заботу, участие, не отвергал его дружбу
и тоже... полюбил. Но — по-своему, настолько, на-
сколько был способен. Эти чувства были строго до-
зированы. Рассчитаны и просчитаны — до милли-
грамма, как в аптеке!
Алишер удобен, как старое, привычное, потертое
местами кресло, приятен в общении, болтовня с ним
помогает отвлечься от депрессии и хандры. Он умел
искусно, с восточной тонкостью и мудростью изба-
вить Игоря от любых негативных эмоций, указав на
ничтожность вызвавших их причин и на абсурдность
всей человеческой жизни в целом... Какой толк го-
ревать о разбитом какими-то придурками лобовом
стекле новой машины и о вывороченной с корнем
магнитоле, если осознать, реально понять — почув-
ствовать! — как многогранна, сложна и... бессмыс-
ленна жизнь... Черт с ней, с магнитолой! Да гори
она огнем!
Алишер обладал свойством донести свои немуд-
реные истины и объяснить их так аккуратно и нена-
вязчиво, но в то же время так четко и бесспорно,
24

П О Л Ю Б И Т Е
Э Г О И С Т А
что никаких сомнений в том, что он говорит о един-
ственно возможной, абсолютной истине, у Игоря не
оставалось...
Интересно было с Алишером. А это дорогого
стоит.
Игорь сам удивлялся тому, что ему нравится об-
щаться с таким необразованным и плохо говорящим
по-русски человеком. Несмотря на высшее образо-
вание и всяческие курсы повышения квалификации,
которые он закончил, несмотря на множество про-
читанных книг, несмотря на хорошее воспитание и
на разницу взглядов и культур, отбросив все свои
многочисленные амбиции, Игорь чувствовал, что
Алишер умнее и мудрее его — в глубоком, жизнен-
ном смысле.
...Телефон и не думал смолкать. Вот зараза! Но
Игорь все-таки дождался окончания настойчивых
трелей и, щедро зачерпнув из котелка плова — до-
бавки, — посмотрел на аппарат выжидающе. Зазво-
нит или нет? Интуиция подсказывала, что — да! —
зазвонит непременно. Человек, который терпеливо
ожидал ответа больше минуты, должен обязательно
предпринять вторую попытку.
Скорее всего, это Нинка. Она знает все его по-
вадки и наверняка сообразила, что он дома. Где же
ему быть? Догадывается, что он просто не хочет ни
с кем общаться, тем более с ней, с Нинкой! Но ее
такие мелочи никогда не останавливали. Мало ли
кто чего не хочет! Главное, что нужно ей! Красавице
и королеве! Любой мужчина должен немедленно
25

Марина Алексеева
стать безмерно счастливым, если рядом с ним ока-
жется она! Пусть даже не навсегда, а на какое-то
время... А Нинка что? Чем озабочена она, глупая?
Крутится вокруг Игоря, как коза на веревочке — по
кругу, а уйти нет никакой возможности, веревочка-
то крепкая...
Каким образом получилось так, что студентка
четвертого курса Бауманского института с невероят-
но сложного, совсем не женского — технического
факультета решила, что ее судьба — именно Игорь,
было не понятно никому. Ни самой Нинке — как та-
кое могло с ней случиться! Ни, тем более, Игорю.
Ни всем их общим и необщим друзьям и знакомым.
Спортсменка, студентка, комсомолка — и товарищ
Саахов! Настенька — и Чудище из «Аленького цве-
точка». Правда, Чудищу надо отдать должное: оно
все-таки в конце сказки взяло и переродилось в
принца, а Игорь не собирался ни в кого перерож-
даться, тем более — в принца. Ему намного ком-
фортнее пребывать в образе Чудища.
Игорь ничего не собирался делать, чтобы хоть
как-то соответствовать Нинке. Все это глупости. Да-
же палец о палец ударять не стал! Зачем? Не нра-
вится — до свидания!
Может, именно в этом и крылась причина пла-
менной Нинкиной любви? А конкретно в том, что
поставленная цель — покорить Игоря, чтобы голову
потерял, чтобы в ногах валялся, чтобы на коленях за
ней ползал и руки просил! — достигнута не была.
Нинка считала себя сильной личностью. И упрямой!
26

П О Л Ю Б И Т Е
Э Г О И С Т А
Можно даже сказать — упертой! Поэтому шла к
своей цели, не брезгуя никакими доступными ей
средствами.
Это хоть как-то объясняло странное Нинкино ув-
лечение. Потому что она была действительно краси-
ва. Красива именно такой красотой, на которую обо-
рачиваются, которая привлекает и удерживает на се-
бе взгляд против желания человека, кем бы он ни
являлся — мужчиной, женщиной, ребенком или глу-
боким стариком. Нинка была яркой, жгучей, спелой
и румяной! Как героиня украинской народной сказ-
ки — черноволосой, черноглазой и чернобровой, и
при этом — с белой, мраморной кожей. А еще —
высокой, стройной, изящной и длинноногой...
Женщины завистливо смотрели ей вслед, и каж-
дая из них, хоть на секунду, представляла, как было
бы замечательно, если бы и у нее по мановению
волшебной палочки оказались такие вот бесконеч-
ные, стройные ножки... Тогда в их жизни непремен-
но все сложилось бы иначе, не то что сейчас — се-
ро и убого. Ну разве может быть иначе — с такими-
то ногами... — кривыми, толстыми и короткими?
Конечно, нет... Разве можно с ними на что-то рас-
считывать? Поэтому все эти женщины давно броси-
ли надеяться, и ждать, и верить... Но, провожая за-
вистливыми глазами Нинку, каждая из них снова на
секунду окуналась в сладкие грезы! Эх, повезло дев-
ке... Они бы на ее месте...
Нинка знала себе цену. Ее внимания — ну, хоть
какого-нибудь! — изо всех сил добивались симпатич-
27

Марина Алексеева
ные мальчики — в обязательном порядке чьи-нибудь
сынки, и непременно студенты МГУ или МГИМО —
не меньше. За ней красиво ухаживали и соблазняли
всевозможными материальными благами женатые
богатенькие дядечки, мечтающие заполучить ее в
свои любовницы и озолотить с ног до головы — по-
дарить дом, бриллианты, в целом — красивую
жизнь. Нинка того стоила! Нет, пожалуй, она стоила
даже дороже, потому что до сих пор еще ни один
состоятельный дядечка ее спонсором так и не стал и
ни один из избалованных и перспективных сыночков
ничего путного не добился. Максимум, чем могла
осчастливить их Нинка, — это разрешением сводить
ее в кафе или ресторан... Нинкино сердце остава-
лось холодным, как антарктические льды, непри-
ступным, как китайская стена, и независимо-свобо-
долюбивым, как дикий камышовый кот. До поры до
времени, пока она не встретила Игоря.
Игорь был старше Нинки на двенадцать лет.
Равнодушный, циничный и иногда даже жестокий по
отношению к ней. Правда, по-настоящему жестоким
он бывал редко — на него накатывала порой не
поддающаяся никакому контролю мрачная лавина, и
тогда он совсем, абсолютно никого не хотел видеть.
А тут, как назло, Нинка крутится — и не уходит, и
трещит, и щебечет, а что раздражает больше все-
го — упорно от него чего-то хочет! Вот тогда Игорь
срывался: говорил гадости, резкие, злые слова, за
которые ему бывало потом иногда даже стыдно...
Так, слегка... Он умел обижать очень изощренно и
28

П О Л Ю Б И Т Е
Э Г О И С Т А
виртуозно, если хотел. Надеялся, может, Нинка не
выдержит, оскорбится и, хлопнув дверью, оставит
его наконец в покое? Нинка обижалась. И даже ухо-
дила — иногда. Но потом возвращалась. Всегда. Она
без него не могла — бедная...
Нет, встречаться с ней было, конечно, приятно —
под настроение. И прогулки с Нинкой грели душу —
еще бы! — все оглядываются! Нинку можно демон-
стрировать друзьям и знакомым, наслаждаясь со-
зерцанием их вытянувшихся физиономий. Ко всем
своим неисчислимым достоинствам Нинка была еще
и великолепной партнершей. Мало того, что краси-
вая, так она еще и страстная оказалась... И умная!
Все решала какие-то нескончаемые задачи, скромно
устроившись, поджав свои длинные ноги, в уголке
на диване в те моменты, когда Игорь совсем не га-
лантным образом просил ее или уйти, чтобы не ме-
шать ему заниматься чем-нибудь более важным,
чем сама Нинка, или сидеть так тихо, чтобы он ее не
замечал.
Но Игорь все равно уставал. Утомлялся, когда
Нинки было слишком много. Когда она приезжала
очень уж часто и мозолила ему глаза своей незем-
ной внешностью. Когда любила его так непозволи-
тельно сильно, да еще и ждала, хотела чего-то в от-
вет. А он не мог. Не способен был дать ей ничего,
кроме того, что уже дал, — редкие встречи под на-
строение и — никаких обещаний...
Какая девушка выдержит такое? Далеко не каж-
дая... Только очень глупая и не уверенная в себе
29


Похожие:

Телефон зазвонил требовательно и нагло. Игорь посмотрел на него презрительно и решил, что ни за что не снимет трубку iconКогда зазвонил телефон, я сидел за компьютером и честно пытался одержать победу над малышом Oki Page W. Вообще, я терпеть не могу, когда телефон начинает
Такие мысли я пестую и охраняю, как охраняют животных, занесенных в Красную книгу. Так что, телефон, в данном случае, можно сравнить...
Телефон зазвонил требовательно и нагло. Игорь посмотрел на него презрительно и решил, что ни за что не снимет трубку iconЛинда Фэйрстайн Ничего хорошего
Давай, блондиночка, снимай трубку. И не скармливай мне эту туфту, что тебя, мол, «нет дома»
Телефон зазвонил требовательно и нагло. Игорь посмотрел на него презрительно и решил, что ни за что не снимет трубку iconВсе малыши в Солнечном городе ходили в школу. А незнайка, научившись читать, школу забросил. Он решил, что ему этого достаточно и математика ему в жизни не
Незнайка решил исправиться и стать Всезнайкой. Он нашёл рецепт «волшебного чая», выпив который малыш из обыкновенного малыша превращается...
Телефон зазвонил требовательно и нагло. Игорь посмотрел на него презрительно и решил, что ни за что не снимет трубку iconБернатор области затронул вопросы кадровой политики, подчеркнув, что без талантливых, ув
Уходящий год для белгородских профсоюзов был годом мы всегда ждем от него чего-то нового. Ждем, что от
Телефон зазвонил требовательно и нагло. Игорь посмотрел на него презрительно и решил, что ни за что не снимет трубку iconИ и многие другие вопросы задают себе как начинающие
Весьма естественно должна была родиться у него мысль, что если бы в насекомые спрятать что-нибудь, похожее на крючок (из кости или...
Телефон зазвонил требовательно и нагло. Игорь посмотрел на него презрительно и решил, что ни за что не снимет трубку icon106 Внук рождаться не должен
Мой перевод пережил три редакции. Я решил, что по-русски же Алекс говорит грамотно, поэтому я написал грамотный текст, но со смешными...
Телефон зазвонил требовательно и нагло. Игорь посмотрел на него презрительно и решил, что ни за что не снимет трубку iconСтр6 Пусть победит знающий! стр4 гость номера Встретишь Владимира Федоровича утром – день удачно пройдет стр12 Правила съемастр16
А пойдешь потому, что сам еще не решил, куда нужно именно тебе. А может, и не задумы
Телефон зазвонил требовательно и нагло. Игорь посмотрел на него презрительно и решил, что ни за что не снимет трубку iconКонспект урока литературного чтения в 4 классе. Тема урока: «Мир уцелел, потому что смеялся» по рассказу К. И. Чуковского «Телефон»
Обучающая: вызвать интерес к произведению, слову, автору, определить авторское отношение к описываемому
Телефон зазвонил требовательно и нагло. Игорь посмотрел на него презрительно и решил, что ни за что не снимет трубку iconМалый алхимический свод
Он есть сокровищница всякого знания, Он есть сокровищница всей мудрости. Вот почему "все сущее — от Него, через Него и в Нем"; без...
Телефон зазвонил требовательно и нагло. Игорь посмотрел на него презрительно и решил, что ни за что не снимет трубку iconИгорь Вагин Лучшие психотехники успеха
Тем более что многие из моих учеников (а за пятнадцать лет мне удалось провести более тысячи тренингов) просили сделать специальное...
Разместите кнопку на своём сайте:
recept.znate.ru


База данных защищена авторским правом ©recept.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Recept